Золото скофов-стр.484

Трудно переоценить, что значит в судьбе художника - крупного или малого, молодого или зрелого - встретить на своем творческом пути эхо понимания, дружеского отношения, поддержки. Это тончайшее свойство людей, истинно любящих и ощущающих сложный, трудный процесс созидания с того момента, когда зажигается первая искра таланта, и до того времени, когда уже пламенеет костер истинного творчества. Ведь одно дело публика на вернисаже, ликующая и проливающая слезы умиления по поводу чудесной картины - результата, итога тяжкого труда, бессонных ночей, тысяч сомнений и тревог; другое - участвовать в рождении шедевра, помогать его появлению, а что еще реже - зарождать в живописце саму мысль о подвиге. Таких людей в истории искусств единицы. Это сами по себе люди редкого таланта - широкие сердцем, обладающие честной и трепетной душой. Таким верным и самоотверженным, бесценным наперсником в жизни русских живописцев XIX века был Павел Михайлович Третьяков.

„Портрет П. М. Третьякова". 1876 год.

Этот холст Ивана Крамского чрезвычайно напоминает гризайль. До того собранна гамма теплых золотисто-коричневых тонов. Но зато как просторно мысли, духовности, царящей в портрете. Внимательный, задумчивый, с тонким, чуть иконописным лицом, глядит на нас выдающийся собиратель... Высокий лоб, осененный постоянной, не покидающей думой. Необычайно живые, добрые карие глаза. В них смысл картины. Взор Третьякова словно проникает в душу. Ничто не отвлекает от этого взгляда. Никакой манерности, цветистости. Только свет деликатно очерчивает благородные черты создателя знаменитой галереи - одного из крупнейших и интереснейших собраний планеты. В ней экспонировано немало шедевров мирового класса.