Золото скофов-стр.48

Левицкий, следуя своему моральному кредо, отказывается от так жизненно необходимой ему должности и жалованья в шестьсот рублей.

Даже крайняя нужда не останавливает его от этого шага.

Совет Академии настоял на своем, и Левицкий получал до смерти это жалованье.

Однако до самой глубокой старости, полуслепой, ведомый внутренним долгом, он через силу посещал Совет.

Вот слова, высказанные художником в одном из писем, в которых вылились все долголетние раздумья и муки Левицкого:

„Кто в чине своем не по-христиански служит, тот служит тьме и князю ее душевно и принадлежит ему душою и делами своими, хотя лицемерит и благоденствует, ибо нет середины или ничего между тьмой и светом ..."

Если вчитаться в аллегорический и условный язык, насыщенный формулами христианства, можно без труда обнаружить новиковский посыл очищения.

Великолепным подтверждением слов о „тьме" и „диаволе" служит портрет известной наперсницы Екатерины II -А. С. Протасовой, написанный художником около 1800 года.

Наиболее приближенная к императрице дама, знавшая досконально все подробности жизни порфироносной блудницы, блистательно раскрыта Левицким.

Напомним, что этот холст создан через тринадцать лет после ухода живописца из Академии, причиной коего была якобы слабость зрения . . .

Так ли это?

Портрет Протасовой.

Одно из последних созданий мастера.

Это, пожалуй, наиболее острый отрицательный психологический образ в творчестве художника.

Все кодеры цинизма, ханжества, властолюбия заключены в слегка припухших, с первого взгляда несколько сонных чертах придворной дамы.

Нарочитая неряшливость убора, прическа лишь подчеркивают скрытый, оценивающий все и вся взгляд немолодой женщины, познавшей самые невероятные ситуации фантастической жизни двора Фелицы.