Золото скофов-стр.418

Нестеров впервые увидел Веру Игнатьевну в 1939 году и сразу загорелся написать ее портрет.

„Портрет скульптора В. И. Мухиной".

Маленький холст. Но в нем движение, романтика эпохи. Лицо открытое. Крутые брови вразлет. Взор глубокий и одухотворенный. Крупный рот с мужественными складками.

И чарующая женственность мягкого овала лица.

Скульптор погружен в работу.

Ее руки, энергичные и нервные, мгновенно на глазах художника доводят модель фигуры Борея - древнего северного бога ветров. Воздух полотна, кажется, гудит от накала напряжения творчества. Мало есть картин, в которых так зримо представлен процесс созидания. Мучительный и радостный.

В этой картине раскрывается скрытая порою от глаз внутренняя красота ваяния. Еще одна замечательная черта шедевра. Несмотря на отсутствие временных примет - интерьера, костюма, - это портрет конца 30-х годов XX века, кануна великой битвы.

На нем изображен характер неистовый, цельный, свято верующий в свое время, любящий Родину.

Такие люди побеждают!

Это не означает, что в образе Мухиной не ощущается дух исканий, сомнений. Необычайно строг, собран скульптор.

Мастер с европейским именем, она вобрала все лучшее, что несет в себе мировая культура, и все же она осталась глубоко русским художником, и этот ее цельный характер, прямой, может быть, резковатый, правдивый, чистый, святой по устремлениям, написан блестяще.

Фигура ваятеля монолитна, цельна, почти статична, но взгляните на скульптуру - она вся порыв, движение, полет.

Кажется, вот-вот оторвется от цоколя Борей и понесется, сокрушая все на пути...