Золото скофов-стр.402

Заказы и успех сопутствовали Ф. А Малявину в его жизни за границей далеко не все время. В последние, предвоенные годы он жил, по-видимому, очень скромно, если в преклонном возрасте, семидесятилетним стариком, один поехал в незнакомую страну для написания заказного портрета.

Известно также, что дочь Ф. А. Малявина для покрытия расходов на похороны отца продала за бесценок пятьдесят полотен торговцу картинами из Страсбурга.

Так драматична и сложна была судьба Малявина.


МИХАИЛ НЕСТЕРОВ

Май 1890 года. В абрамцевский дом Мамонтовых вошла весна. У окна - двое. Один высокий, прямой, сдержанный -Михаил Нестеров. Другой поменьше ростом, худощавый, подвижный - Михаил Врубель.

Два Михаила, два художника...

-    Вот уже месяц, как работаю над „Демоном", ничего не получается, - горячо, взволнованно проговорил Врубель, -пишется все на то. Мечусь и мучаюсь между работой и порывами к кубку жизни.

Ветер открыл окно, с улицы пахнуло прохладой и свежестью.

-    Задумал я отразить нашу национальную русскую ноту, -продолжал Врубель, - красивую, могучую и... немного печальную.

На Нестерова глядели странные прозрачные глаза. Быстрые, почти судорожные движения рук только подтверждали чрезвычайную нервность творца „Демона".

Врубель оперся о подоконник и зябко поежился.

-    Мою искренность, - сказал он, - мое стремление к передаче страстных духовных движений, к экспрессии принимают за парадокс, и иногда я сам чувствую, увы, что почти ничего еще не сделал.

-    Михаил Александрович, - неторопливо промолвил Нестеров, - настоящие художники: Илья Репин, Виктор Васнецов, Валентин Серов - все любят, ценят ваши творения, ждут многого, очень многого.