Золото скофов-стр.364

Он едет к своей невесте в Одессу, куда вскоре приезжает Врубель. Серов обрадован встречей с другом.

Весной 1887 года Серов посетил Италию.

„Милая моя Леля, - пишет он невесте. - Да, да, да. Мы в Венеции, представь".

И дальше, восторженно отзываясь о художниках Ренессанса, об их творениях, говорит:

„Я хочу таким быть - беззаботным, в нынешнем веке пишут все тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного, и буду писать только отрадное".

По словам Серова, эта весна была „весной сердца", самой счастливой порой его жизни.

Художнику открылся новый мир гармонии, и он сразу перешагнул порог, недоступный многим, порог, за которым живет сама красота. Он вдруг что-то понял и, откинув все наносное, школярское, обрел самого себя.

И когда поезд примчал его с берегов Адриатики на берега речушки Вори - в Абрамцево, по-новому, с невероятной остротой ощутил он свежесть русской природы, чарующие краски северного края, прелесть любимой родины.

Он пишет свой первый шедевр - портрет Верочки Мамонтовой „Девочку с персиками".

Домотканово.

В тени деревьев прохладно и тихо. Птицы приумолкли в часы зноя, зато бойкие кузнечики немилосердно трещали вокруг. Но эти звуки не мешали Серову.

Художник был очарован природой, игрой солнечных бликов, юностью девушки, ее чистотой. Юноша был наполнен ощущением красоты и свежести, и все это рождало в нем какую-то непонятную тревогу и грусть.

Почему? Ему было трудно ответить на этот вопрос.

И он писал, писал иступленно.

Вот что рассказывает модель Серова - Маша, позировавшая ему в парке усадьбы Домотканово: