Золото скофов-стр.350

В сложной, многогранной судьбе Врубеля не было с самого года рождения безмятежного благополучия: он рано потерял мать, много скитался, переезжая с семьей из одного города в другой.

Потом тяжелая пора учения, окрашенная невзгодами, лишениями, затем долгие, долгие годы непризнания, и вот наконец после порога пятого десятка лет намечается перелом.

Год 1896-й начался превосходно.

Заказы Мамонтова на огромные панно „Принцесса Греза" и „Микула Селянинович". Трудный, но все же успех этих произведений положил начало громкому звучанию имени живописца. Это придало ему уверенности. Он создает сюиту панно на тему „Фауста".

Врубель проводит летние месяцы 1900-1901 годов на хуторе Ге, гостя у дочери знаменитого художника. Здесь написаны такие жемчужины русского искусства, как „Царевна-Лебедь", „Сирень", „К ночи", и начат „Богатырь".

Надо же было случиться, что Врубелю было суждено писать в студии Николая Николаевича Ге, который еще в 1890 году - в один год с врубелевским „Демоном" - создал свою изумительную по глубине и колориту картину „Что есть истина?", явившуюся этапным, огромным по духовному накалу и экспрессии полотном.

На первых порах эпикуреец Врубель не принимал толстовскую философию Ге. Но с годами он понял силу „Голгофы", „Распятия" и осознал этическую мощь этих картин.

Кстати, Врубелю этих лет стали близки и поздние композиции Александра Иванова, поднимавшие философские темы.

Надежда Ивановна Забела внесла во внутренний мир Врубеля не только обаяние женской прелести.

В его сердце еще больше вошла музыка, и музыка отечественная.