Золото скофов-стр.285

Но лишь на первый взгляд, ибо в основе рождения каждого его холста лежит поэтическая метафора.

Рождение замысла.

Тайное тайных...

„Как это ни кажется, может быть, на первый взгляд удивительным, - сказал однажды художник, - но натолкнули меня приняться за „Богатырей" мощные абрамцевские дубы, росшие в парке. Бродил я, особенно по утрам, по парку, любовался кряжистыми великанами, и невольно приходила на ум мысль:

Аленушка

Это ведь наша матушка-Русь! Ее, как и дубы, голыми руками не возьмешь! Не страшны ей ни метели, ни ураганы, ни пронесшиеся столетия!

А уже как дубы превратились в „Богатырей", объяснить не могу, должно быть, приснилось!"

„Я не историк, - говорил Васнецов, - я только сказочник, былинник, гусляр живописи! „Богатыри" мои-не историческая картина, а только живописно-былинное сказание о том, что лелеял и должен лелеять в своих грезах мой народ.

Я не хотел выдумывать, историзовать прошлое, а стремился только показать его народу в живописных образах. Насколько я преуспел в этом, судить, конечно, не мое дело, но всем моим художественным существом я пытался показать, как понимал и чувствовал прошлое! Мне хотелось сохранить в памяти народа былинную Русь!"

Конец XIX века. Середина девяностых годов. Давно был закончен фриз „Каменный век" для Исторического музея в Москве, работа по-своему уникальная в истории мирового искусства. Подходят к концу грандиозные росписи Владимирского собора в Киеве. Наконец Васнецов может исполнить свою заветную мечту: построить дом-мастерскую в Москве. В 1894 году он привозит туда из Киева „Богатырей"...