Золото скофов-стр.251

Такие полотна будто спеты на одном дыхании.

Они - чарующая кантилена истинной живописи, не пользующаяся ни грубыми контурами, ни ложными эффектами, подражающая лишь одному великому художнику - природе.

„Дебри" ... Несмотря на суровое название, это, пожалуй, один из самых интимных и лирически окрашенных холстов Ивана Шишкина.

Картина проникнута особым ощущением таинственности, своеобычной малозаметной прелестью скрытой жизни лесной природы. Глухомань.

Невероятно тонко прочувствовал художник незримый рост елей, сосен.

Тихой музыкой лесного быта - поэтичной и сокровенной -пронизано полотно живописца. Хаотически нагромождены поросшие мхом глыбы дикого камня.

Вдруг провал в почве.

Торчат корни, сухие кусты, ветки валежника.

Взгляд ласкает открытая поляна, на которую „выбежали" малые елочки, робко прижавшиеся друг к другу.

Кругом чащоба.

Мрак.

Глухой строй темных стволов.

Ни один луч солнца не проникает в эти дебри. Здесь царит густой смоляной запах хвои, властвует тишина. Редко-редко услышишь крик случайно залетевшей птицы.

Тесно, крайне тесно в дебрях, потому и сохнут обреченные поросли. Хоть им на первый взгляд и просторно, но мрак чащобы глушит их рост.

Как будто в дурном сне тянутся к недосягаемому солнцу высохшие ветви недавно юных пушистых деревьев.

Так художник раскрывает зрителю жестокую борьбу за право на жизнь, битву за существование.

Невольно приходит на память судьба самого Ивана Ивановича Шишкина: нелегкое детство, годы учения, трагические потери ...

Особым ощущением таинственности, нетронутости, свеобыч-ной незримой волшебной жизни природы проникнута картина, изображающая лесную глухомань.