Золото скофов-стр.220

Десятки, сотни раз Репин переписывал этот холст, перемещая и передвигая своих героев.

Современники с чувством восхищения и... ужаса вспоминают о навсегда погибших, записанных неумолимым художником замечательных фигурах.

Курятся дымы костров, день склоняется к вечеру.

В ушах гудит от гомона, криков и громоподобного смеха запорожцев.

Этот холст является идеальным примером „завороженного мига", когда художник силой своего дара переносит к нам „в сегодня" картину далекого прошлого со всеми ее ароматами, музыкой, сложными характерами.

Репин недаром до конца дней своих не расставался с этой темой. Он всю жизнь, со дня рождения, был в душе земляк казаков, сколько бы он по скромности от этого ни отрекался.

„В душе русского человека есть черта особого скрытого героизма. Это -внутрилежащая, глубокая страсть души, съедаю-

„Стрекоза"

щая человека, его житейскую личность до самозабвения. Такого подвига никто не оценит: он лежит под спудом личности, он невидим. Но это - величайшая сила жизни, она двигает горами; она руководила Бородинским сражением; она пошла за Мининым; она сожгла Смоленск и Москву. И она же наполняла сердце престарелого Кутузова".

Эти слова приоткрывают нам самую сокровенную, самую глубоко хранимую тайну Репина. Великий художник, всю жизнь отдавший служению одной правде, должен был таиться под личиной простоватого, чудаковатого чугуевца.

Я гляжу на „Автопортрет" Репина, написанный в последние годы жизни в „Пенатах", и вдруг явственно вижу, как этот маленький, невзрачный старик, Илья Ефимович Репин, вдруг вырастает в богатыря, создавшего картины, восславившие наше искусство, нашу Отчизну!