Золото скофов-стр.214

Бонч-Бруевич вспоминает:

«Еще нигде не описаны те переживания революционеров, те клятвы, которые мы давали там, в Третьяковской галерее, при созерцании таких картин, как „Иван Грозный и сын его Иван", как „Утро стрелецкой казни", как „Княжна Тараканова", как та картина, на которой гордый и убежденный революционер отказывается перед смертной казнью принять благословение священника... Мы долго-долго смотрели на судьбу политических - нашу судьбу - „На этапе" и близко понимали „Бурлаков».

Такова была роль картин Репина.

Они будили умы, будоражили души, заставляли пристальнее вглядываться в происходящее - короче говоря, трудно переоценить прогрессивную роль полотен великого живописца.

Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. Фрагмент

Тем более странными кажутся сегодня высказывания некоторых искусствоведов и критиков, которые приписывали Репину аполитичность.

Достаточно ознакомиться с письмами Репина, чтобы убедиться в обратном.

Художник, несмотря на кажущуюся доброту и мягкость, иногда проявлял стальную волю и твердость характера.

Такова была отповедь Третьякову на попытку заказать ему портрет махрового реакционера Каткова.

,, Какой же смысл, - пишет Репин, - поместить тут же портрет ретрограда, столь долго и с таким неукоснительным постоянством и наглою откровенностью набрасывающегося на всякую светлую мысль, клеймящего позором всякое свободное слово? Притворяясь верным холопом, он льстил нелепым наклонностям властей... имея в виду только свою наживу. Этим торгашам собственной душой все равно. Неужели этих людей ставить наряду с Толстым, Некрасовым, Достоевским, Шевченко, Тургеневым и другими? Нет, удержитесь, ради бога".