Золото скофов-стр.185

„Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем", -восклицает В. Г. Белинский...

Поэтому так бесценны не только фундаментальные тома романов или огромные картины.

Часто две строки, вроде нечаянно оброненные, вносят совершенно новый, неожиданный штрих в давно знакомое и, казалось, исчерпанное.

„Перов губитель искусства, опасный революционер..."

Когда читаешь сегодня эти слова консерваторов и рутинеров, начинаешь понимать, как сложна была жизнь Василия Григорьевича.

В 1872 году создает он свой величайший шедевр „Портрет писателя Федора Михайловича Достоевского".

Каждое утро перед сеансом начиналось весьма обыкновенно.

Зима была снежная.

Перов скидывал шубу. Вытирал платком мокрое лицо.

Его встречала приветливая Анна Григорьевна. Всегда сдержанная. С яркими карими глазами. Выходил Достоевский.

Перебрасывались двумя-тремя шутливыми фразами. Потом Федор Михайлович долго-долго усаживался.

Мерцающий петербургский свет окутывал фигуру писателя. Устанавливалась тишина.

И вот тут-то буквально начиналось чудо.

Портрет писателя Ф. М. Достоевского. Фрагмент

Перов писал уже далеко не первый заказной портрет большого человека...

Но... Может, сегодня кто-то назовет это „аурой", „биополем". Происходило нечто поразительное. Известнейший мастер, автор ряда прославленных жанровых полотен и портретов, Перов переживал некое таинственное превращение...

Художнику порой мерещилось, что он будто находится рядом с загадочным великаном. Бродит, бродит по огромному, как земной шар, лбу, изрытому страданием и счастьем.