Золото скофов-стр.171

Саврасов - лирик, и его „Грачи" - пример проникновения в самую суть, душу русской природы.

... Отшумели вернисажи, разошлись зрители. Попробуем разобраться в звучании „Грачей" тогда, в далекую пору. Век назад.

Крамской пришел в восторг от картины. Оценивая пейзажи Передвижной, он писал, что на всех иных полотнах есть „вода, деревья, даже воздух", а душа есть только в „Грачах".

Но не все так верно оценивали „Грачей".

В „Московских ведомостях" некий В. В. писал:

„Хорошенький вид уже чернотой краски дает чувствовать влажность только что сброшенной зимней одежды. Вы как будто чувствуете всю сырость и бесплодность минувшей зимы, но, несмотря на прилетевших грачей, нет этого живительного предчувствия наступающей весны".

Вот, как говорится, когда белое видят черным.

Ведь даже сегодня, через сто лет, „Грачи" поражают своей светлой гаммой, полным отсутствием черноты, удивляют своей цветной мозаикой.

Однако досадно, что подобные оценки, происходящие от слепоты критика, случаются и сегодня.

Но забудем о таких мелочах, хотя они порою бывают довольно болезненны ДЛЯ живущих.

Представьте себе на минуту, каково было читать Саврасову журнал „Дело", где критик, скрывавшийся под псевдонимом Художник-любитель, писал:

„Мы вообще не большие поклонники художников, которые пейзажи избрали своей исключительной и единственной специ альностью, и такая односторонность для нас странна... Пейзаж нужен всякому рисовальщику как фон, как декорация для картины, но сам по себе пейзаж бесцелен!"

Итак, „Грачи" отправились в свой вечный полет... Но вернемся к автору холста, к его печалям и редким радостям.