Золото скофов-стр.165

Китай-город. Белые древние стены.

Никольские ворота. Лавочки, лавочки, лавочки... Каких только диковинок не сыщешь тут! Яркие лубки с пожаром Москвы и гравированные портреты генералов с нафабренными усами. Тут же рядом Василиса Прекрасная и Еруслан Лазаревич и сотни пестрых картин, малеванных масляной краской.

Вот и знакомая лавка.

Алексей неспешно разворачивает сверток. Лавочник пересчитывает картины. „Извержение Везувия", „Восход", „Закат солнца на море" ... всего двенадцать.

- Шесть рублей за дюжину, - осклабясь, цедит торгаш.

Алеша спешит домой. Он несет выручку.

Он горд.

Хотя знает цену ходовому товару. Он просто хочет доказать родителям доходность своей профессии.

Но его ждут грозный отец и холодный чердак.

Скоро друзья, чуть ли не с полицией, спасут Алешу от мерзлого чердака и устроят его в Училище живописи.

Так начинал Саврасов тернистый путь в искусстве.

... Промелькнули годы учения. Добрые наставления Карла Рабуса, преподавателя живописи. Бесконечные копии с классических оригиналов. Компоновка романтических сюжетных пейзажей. Изучение техники. Штудии, штудии.

А как же с тем запасом душевных замет, которым владел Алексей Саврасов с детства? Они были почти не тронуты.

Слишком далека была академическая школа от каждодневного бытия, от живой природы.

В 1850 году молодой Саврасов получает звание неклассного художника. Он многое умеет.

Одна из первых работ вне школы, написанная в 1851 году, -большая картина „Вид на Кремль в ненастную погоду".

Пейзаж романтический. Налицо все атрибуты „возвышенного" стиля первой половины XIX века. Бурное небо, гонимые

Ранняя весна. Половодье