Золото скофов-стр.158

Холсты последних лет творчества живописца - симфонии борьбы зла и добра, света и тьмы.

Порою, глядя на творения Ге, будто слышишь музыку Скрябина - гневную, неистовую и нежную . . .

„Что есть истина?". . . Пилат - наместник Рима. В складках белой тоги, облегающей фигуру патриция, все самодовольство Рима - владыки античного мира.

Я слышу топот шлемоблешущих когорт империи, я слышу рев военных труб, стоны рабов и скрежет цепей.

Пилат торжествует. Холеный, источающий благополучие. Полный иронии и скепсиса.

„Что есть истина?" Великий Рим не дал ему ответа.

Неужели этот оборванный нищий, стоящий на пороге лютой казни, может дать ответ?

Льются лучи нестерпимо жестокого солнца на раскаленные плиты мозаичной мостовой. Сверкающий меч света положил грань между жизнью и смертью.

Там, в огнедышащей тени, осужденный пророк.

Взгляд его, испепеляющий, спокойный, поражает, не забывается никогда.

Христос Ге - апостол страждущих и нищих - бесконечно далек от канонических засахаренных изображений Спасителя, принятого церковниками.

И церковники, а вместе с ними власть предержащие восстали.

Победоносцев, обер-прокурор и духовный наставник Александра III, доносил царю, что художник Ге поселился у Льва Толстого. Сошлись два безбожника . . . Касательно картины „Что есть истина?" обер-фискал писал, что полотно оскорбляет религиозное чувство и несомненно тенденциозно!

Предложение - убрать с глаз публики картину . . .

На письме Победоносцева начертана Александром III резолюция: „Картина отвратительная ..."

„Что есть истина?"

Картину сняли.