Золото скофов-стр.149

В открытое окно мастерской лились лучи заката.

Вечерняя заря во всей своей непередаваемой прелести вставала над Черным морем.

Это был поистине пир красок, уловить все богатство которых удалось лишь немногим мастерам живописи в мировом искусстве, - среди них одним из первых был Иван Константинович Айвазовский. Художник и патриот.

Добрый, честный, широкий человек и гражданин своего Отечества.

В заключение несколько слов о пристрастии многих зрителей к маринам - пейзажам, изображающим море в разных состояниях: утром и ночью, в бурю и во время штиля. Я не раз наблюдал, как у картин Айвазовского в Третьяковской галерее подолгу останавливались группы людей самых разных возрастов, профессий. Молча любовались вольным дыханием моря, бегом облаков. Может быть, они что-то вспоминали.

Подумали вы когда-нибудь о том, почему люди так стремятся увидеть водопады, начиная с Ниагары и кончая скромным горным ручьем, падающим с диких скал.

Разве вы сами не простаивали часами, любуясь игрой веселой воды в фонтанах, или не были очарованы вечным дыханием моря и видом бегущих друг за другом волн морского прибоя...

Оказывается, что польза от лицезрения бегущей воды ощущалась человечеством с древнейших времен, это чувство запро-граммированно, как сейчас любят говорить, в генах тысячи лет тому назад.

Об этом пишут мудрецы Востока в своих древних манускриптах.

Иные современные критики не без иронии говорят о популярности марин Айвазовского у тех, кто плохо понимает большое искусство.

Это неверно.

Поистине всемирная известность великого русского живописца зиждется на вселенской любви человечества к морю, которое так гениально и свободно изображено в сотнях его полотен.