Золото скофов-стр.128

Потерялся...

Это слово наиболее подходит к состоянию Федотова в ту пору. Что же случилось?

В Европе отгремела революция 1848 года, и резонанс от этого события не замедлил сказаться.

В журнале „Северная пчела" было опубликовано правительственное сообщение, странно названное „Дополнительная декларация".

В ней писалось:

„Пусть народы Запада ищут в революции того мнимого благополучия, за которым они гоняются... Что же касается до России, то она спокойно ожидает дальнейшего развития общественного своего быта как от времени, так и от мудрой заботливости своих царей".

„Моровой полосой" назвал это время Герцен.

Вот в эту полосу и попадает Федотов со своими картинами „Свежий кавалер" и „Сватовство майора".

„Москвитянин" не замедил отреагировать на „крамольное" творчество художника.

В апрельском номере журнала за 1850 год публикуется большая статья профессора Леонтьева „Эстетическое кое-что о картинах Федотова", где в упрек мастеру ставятся злоба и „изображение действительности, какой она бывает".

В конце статьи автор договорился до того, что в „христианском обществе для него [Федотова] нет места".

Какого качества была подобная критика, можно догадаться по отзыву Н. Огарева об авторе статьи:

„Где Катков и Леонтьев - все шпионы и мерзавцы, которым каждый честный человек имеет право наплевать или ударить в рожу".

,,Я боюсь всего на свете, - писал Федотов, - даже воробья, и он, пролетая мимо носа, может оцарапать его, а я не хочу ходить с расцарапанным носом. Я боюсь всего, остерегаюсь всего, никому не доверяю, как врагу..."