Золото скофов-стр.112

Ветка

Характер Александра Андреевича был далек от страстного витийства.

Весь пафос своих раздумий он изливал в письмах к близким.

И ныне, читая его рассуждения, поражаешься чистоте и глубине мыслей, патриотизму и огромной художнической ответственности перед родиной, которую Иванов постоянно чувствовал:

,,.. .Мы несем всю тягость труда, чтобы в соревновании с просвещеннейшими нациями выиграть первенство... посреди чувственных собственных искушений, посреди пренебрежений от великих мира, у которых художник и крепостной их человек -почти одно и то же. Образование их, основанное грошовыми европейскими учителями, делает их поклонниками даже и посредственности европейской. Нам... нужно их перевоспитывать в том разуме, что от них, как от лиц правительственных, могут зависеть и лучшие успехи отечества; это - работа, которой не знают совсем ни немцы, ни англичане, ни французы..."

Общение с передовыми людьми своего времени помогло Александру Иванову создать произведение, которое самим своим художественным качеством, глубочайшей духовностью призывает людей понять необходимость свободы, раскованности, чистоты и доброты.

Ныне евангельский сюжет картины бесконечно далек и даже, может быть, непонятен многим. Впрочем, Александр Иванов никак не живописец-иллюстратор религиозных тем.

Прочтите, как понимал картину „Явление Христа народу" Репин:

„По своей идее близка она сердцу каждого русского. Тут изображен угнетенный народ, жаждущий слова свободы, идущий дружной толпой за горячим проповедником". Далее он называет это грандиозное полотно „самой гениальной и самой народной русской картиной".