Золото скофов-стр.100

Какую предельную честность и простоту души надо иметь, чтобы сказать всего лишь три слова: „Вы меня обогнали".

... В один из серых петербургских дней, когда доктора разрешили Брюллову после семимесячной болезни покинуть постель, он попросил придвинуть вольтеровское кресло ближе к трюмо, потребовал принести в спальню мольберт, палитру, кисти.

Вмиг наметил он на картоне рисунок головы, руку...

С вечера он повелел не пускать к нему на другой день никого!

„Автопортрет" Брюллова 1848 года... Художник на пороге пятидесятилетия.

Живописец только что перенес тяжелую болезнь.

Но не только недуг отнял у него краски лица и блеск глаз.

Усталость.

Постоянная, неуходящая.

Она залегла в тревожных складках крутого чистого лба, она притаилась в пепельных, некогда блестящих золотых кудрях.

Усталость во вздутых венах тонкой руки, плетью повисшей на подлокотнике кресла.

Усталость в самом колорите полотна, в сочетании черных, красных, восково-бледных тонов.

Время.

Зрелость.

Пора жестоких переоценок, пора разочарований и потерь -вот истинные слагаемые этого образа...

Мастерство Брюллова в эти годы достигло совершенства.

Его кисть поистине виртуозна.

Ведь этот дивный портрет написан всего за каких-нибудь два-три часа!

Живописец в одно касание решает тончайшие пластические задачи - и перед нами шедевр!

Но почему же тогда глаза художника так безрадостны, почему в них нет сияния, удовлетворения творца?

Почему они так тревожны? Почему так пристально всматриваются они в зеркало?

Может быть, потому, что Брюллов впервые за всю полувековую жизнь именно в эти два часа, именно в этот миг так остро ощутил бег времени, так обнаженно оценил свои потери, так чутко понял суть безвозвратно упущенных лет.